Кайл Маклахлен о четвёртом сезоне

Кайл Маклахлен о четвёртом сезоне

Кайл Маклахлен дал большое интервью журналу Deadline. Мы выбрали для перевода самые интересные вопросы.

Как создавался внешний вид Мистера Си? (мистера К в русском варианте — прим. перев.)

Ну, Дэвид слепил фантастическую группу действительно талантливых, творческих людей для работы в съемочной группе. Таким образом, у нас был замечательный костюмер, специалисты по макияжу и причёскам. У нас были варианты. Мы просто пришли к этому, и было три или четыре детали. Мы соединили их вместе таким образом. Так что это был действительно творческий процесс. И у нас было дополнительное время, что было роскошью, мы пробовали разные варианты, а затем выбрасывали что-то или или сохраняли части. Маленький хвост из волос был одним из вариантов, и это казалось правильным и неправильным одновременно, как и решение по длине волос мистера Си. Казалось, что будет немного чересчур и неудобно, почти так, как будто персонаж надевал то, что он видел, но на самом деле этого не осознавал. Казалось, что в нём много чего не так.

Вы когда-нибудь беспокоились о том, что люди могут не принять вас в роли плохого парня?

[Смеется] Конечно, были определённые сомнения. В прошлом я делал некоторые вещи, которые были в духе этого персонажа. Я снял несколько небольших фильмов, давным-давно. Но у Дэвида была огромная вера в меня, и я видел в этом потрясающую возможность работать таким образом, которого от меня не ожидали. И с этим также появляется ответственность за то, что если я не выйду на высший уровень, это повлияет на всю серию: если люди не воспримут этого парня как реальную угрозу и опасность, то зачем делать шоу? Поэтому я почувствовал и это давление. Но у меня также была уверенность в том, что Дэвид был уверен в себе. Поэтому я подумал: «Хорошо, мы вместе найдем решение». Я видел это как потрясающую возможность. Не только для того, чтобы сыграть мистера Си, но и для того, чтобы иметь возможность в этом же мире проявить и других персонажей, которые были настолько необычными.

Попутно, вы упомянули, что Купер стал старше — он пробыл где-то целых 25 лет. Это очень интересный аспект сезона, и Дэвид не уклоняется от этого. Некоторые персонажи с возрастом стали лучше, некоторые — нет. Что вы думаете по этому поводу?

Это хороший вопрос. Я не думаю, что есть какой-то другой выбор, кроме как принять то, что очевидно. Нет никакого способа обойти это, и я думаю, что мы все были затронуты этим. И, конечно, потеря некоторых актеров на этом пути была очень трудной для принятия, потому что они живы, очевидно, в той реальности, и живы в нашей общей памяти. Но их там уже нет. Их нет в нашем мире, и их больше нет в мире Twin Peaks. Я действительно думаю, что Дэвид справился с возвращением Кэтрин [Коулсон, Дама с поленом], оно было действительно красивым и элегантным. Она там, и она присутствует. Я думаю, что это был его способ сказать ей, что он любит её.

Каким вам показался Эпизод 8? Это было среди сценариев, которые вы получили? Это не похоже на то, что может быть сценарием Твин Пикса.

Знаешь, это напомнило мне о первых сезрнах Твин Пикса, я полагаю (смеется). У вас был пилотный эпизод, но потом у вас был эпизод 2, как кажется, и внезапно вы попали в Красную комнату в первый раз, и все идет назад. Вы чувствуете, что вас бросили сковозь половицы, и я думаю, что это было похожее ощущение. Я помню ощущение: «О, черт возьми. ОК. Вот так. Мы только что вышли из реальности во что-то еще, в абстрактное».

Визуальные эффекты Дэвида настолько необычны, и чувства, которые он вызывает у людей, если они открыты для него, настолько сложны и тревожны, что я просто улыбался. Часть меня думала: «Интересно, что сейчас думает об этом все население». Люди, которые смотрят это, определенно в недоумении: «Что, черт возьми, происходит?» Мне было очень весело думать о том, что в данный момент происходит.

Удивительно, но казалось, что люди, которые хорошо разбирались в шоу, действительно поняли, к чему это всё было — это происхождение Боба, убийцы. Как публичное лицо шоу, вас когда-нибудь спрашивают об этом?

Разумеется. И я обычно придерживаюсь линии, которая похожа на то, что говорит Дэвид — что это действительно ваш опыт — это опыт аудитории — это важно. Дэвиду просто не нужно говорить о значениях вещей, а также о том, что и почему. Он представляет то, что хочет представить в своём творчестве. И его действительно не интересует, интересно ли вам, как аудитории, нравится или не нравится. Это то, что ему нужно, и это то, что он создал. И он просто приглашает вас отправиться в путешествие с ним или не отправиться. Я уверен, что он хотел бы, чтобы больше людей отправились в путешествие, но я не думаю, что это причина, по которой он это делает, понимаете?

Но я чувствую, что многое из того, что было написано о шоу, было очень точным. Удивительно было видеть, как много размышлений прошло в трудах и исследованиях, которые делали люди. Очевидно, люди увлечены этим шоу, и они выражают это по-разному: фан-арт, рисунки, поэзия, музыка. Это приводит к такого рода излиянию творчества у людей. Дэвид вдохновляет это, и я думаю, что это признак истинного художника. Он просто заставляет вас положить ручку на бумагу и захотеть исследовать его идеи.

Как вы думаете, вы когда-нибудь вернетесь на съёмки в качестве агента Купера? Дэвид не говорит об этом, но даже если окажется, что Лора Палмер теперь жива, мир Голубой Розы может продолжаться. Вы снова вернетесь к нему?

Я думаю, что такие вещи, безусловно, возможны. Я думаю, что мы все просто ждем от Дэвида, что он выпустит идею и пойдёт за ней вперед. Это было бы замечательное путешествие. Я бы бросил все, чтобы его проделать.

Отправить ответ

Вход только через социальные сети.
  Подписаться  
Уведомлять о